Филипп Демлинг
Уже много лет Евангелическая церковь в Нюрнберге поддерживает евангелическо-лютеранскую общину в Харькове (Украина). 36-ти летний Пастор Павел Шварц из Харькова около полу года является епископским визитатором Немецкой Евангелическо-Лютеранской Церкви Украины (НЕЛЦУ). Но в церкви происходит волнение, как он объяснил нам в разговоре при встрече в Нюрнберге.

Павел Шварц является епископским визитатором Немецкой Евангелическо-Лютеранской Церкви Украины

Господин Шварц, в октябре 2018 Вас избрали новым епископом НЕЛЦУ. Как Вам нравится Ваша новая должность?

Шварц: Я бы охотно передал эту должность кому-то другому, потому что больше всего мне нравится быть просто пастором. Но вопрос не стоял в том, нравится мне эта должность или нет. После того, как Епископ Серге Машевски был отстранен, несколько пасторов предложили мою кандидатуру в качестве его преемника. НЕЛЦУ нужно было пережить кризисный 2018 год. Поэтому я не мог отказаться.

Кризис, о котором Вы говорите, тесно связан с Вашим предшественником Серге Машевским, которого, среди прочего, обвиняют в авторитарном управлении и коррупции. Поддерживаете ли Вы сейчас с ним контакт?

Шварц: На самом деле, нет. Однако в апреле я случайно встретил его на одном мероприятии в Киеве. Он поздоровался со мной, вел себя, как будто ничего не произошло, и сказал мне: «Давайте решим наши вопросы мирным путем». Я ответил, что, если у него есть предложения, пусть он предоставит их в письменной форме. Этого он сделать не захотел. Он предложил мне передать нам харьковский участок со зданием церкви и квартирой, если за это мы оставим его в покое, а все имущество НЕЛЦУ в Одесской области останется за ним. Это был не первый разговор в таком духе. Он и раньше часто делал мне и НЕЛЦУ странные предложения – например, чтобы я оставил пасторство и вместо этого занялся другими обязанностями в общине. Он говорил это серьезно и считал это хорошим предложением. Каждая встреча и каждая переписка с Машевским за последние два – два с половиной года – это история, о которой можно было бы написать отдельно.

Чем занимается Серге Машевски теперь, после своего отстранения?

Шварц: Он по-прежнему считает себя епископом и часть общин находится на его стороне. После Синода в октябре я был зарегистрирован в качестве главы Управления НЕЛЦУ, но Машевски зарегистрировал новое решение, и через суд заблокировал перерегистрацию. Поэтому в глазах украинского государства он все еще является председателем правления нашей церкви и имеет в распоряжении финансовые средства НЕЛЦУ, недвижимость, автомобили. Полгода назад он решил называться «Епископом-Предстоятелем всей Украины».

Насколько большой проблемой для НЕЛЦУ является то, что Машевски до сих пор обладает влиянием и доступом к церковным деньгам?

Шварц: Естественно, это для нас проблема. Он не только не отдает недвижимость, но и угрожает всем общинам, которые уходят от него. Он подал жалобу на членов Синода, которые избрали меня на должность епископа. Он доложил на две общины в Государственную инспекцию по вопросам труда (учреждение, которое расследует подозрения в нарушении трудового права. Прим. редактора). В данный момент она проверяет их на предмет нелегальной трудовой деятельности или других нарушений.
Машевски пытается усложнить нам жизнь всеми возможными способами. Но, слава Богу, что мы очень хорошо работаем вместе как Синод и защищаем свои интересы.
Эта борьба сложна не только в юридическом плане, но и в моральном. Машевски сказал одному члену общины: «Твое крещение больше не считается». Он или его сторонники отстраняют верующих от Причастия. Ситуация в наших общинах и без того была напряженной уже много лет, а из-за этого конфликта сократилось количество наших членов.

Сколько приблизительно в НЕЛЦУ на настоящий момент общин и членов?

Шварц: Когда Машевского избрали на должность епископа, у нас официально насчитывалось от 2 000 до 2 500 членов, сейчас в лучшем случае 1000 – включая общины Машевского. Количество общин на момент его избрания – 31. После потерь общин в Крыму, их стало 23. Из них 10 общин с общим количеством членов в 250 человек поддерживают Машевского, а 13 общин и приблизительно 750 членов находятся на нашей стороне. Когда нас поддерживала Еангелическо-лютеранская церковь Баварии, у нас еще была финансовая стабильность. В наших проектах духовные вопросы всегда играли большую роль, поскольку нам не хватало духовных основ и из сообщества немцев мы должны были превратиться в церковную общину.

Имеют ли большинство членов НЕЛЦУ немецкие корни?

Шварц: Теперь уже нет. Члены общины с немецким происхождением постепенно эмигрировали. И если у кого-то есть немецкие корни, это не значит, что он или она могут говорить по-немецки. В харьковской общине свободно говорит по-немецки одна женщина, от 5 до 7 человек – в какой-то мере.

Не сложно ли такой маленькой церкви, как НЕЛЦУ, удержаться в такой стране, как Украина?

Шварц: Что касается свободы вероисповедания, у нас нет проблем. Здесь хорошие законы, я бы не сказал, что мы ощущаем какие-то ограничения. Но мы не можем «удерживаться», напротив, мы можем только развиваться, либо умереть. В общей численности в Украине свыше миллиона протестантов. Перспективы для лютеран в стране также позитивны. Самое главное, что мы совершенствуем нашу миссию и духовность.

Сколько людей, как правило, приходят на богослужения?

Шварц: Когда-то было больше. В Харькове около 70 членов общины. Год назад на богослужение приходило около 35 человек, то есть половина членов. Сейчас приходит от 25 до 30. Молодежь ушла от нас. Многие уехали учиться в Германию или другие страны, а мы должны начинать нашу работу с молодежью с самого начала.

Почему вы захотели стать пастором?

Шварц: Это был долгий и сложный процесс. Моя мать – немка из Сибири, присоединилась к НЕЛЦУ в начале 90х. Таким образом, с ранних лет я контактировал с лютеранской церковью. Моя бабушка, напротив, была свидетельницей Иеговы. Она способствовала моей открытости к духовным вещам. Только в 20 лет я был конфирмирован. Отслужив в армии, я в первый раз попал на религиозные семинары и работал в международном христианском «Глория». В какой-то момент я получил предложение поехать в Польшу учиться в библейской школе. Там произошло мое интенсивное знакомство с Библией, и я пережил свое духовное пробуждение. Во время обучения в библейской школе я познакомился со своей будущей женой. После этого я захотел стать пастором. Пять лет я изучал богословие в Варшаве, после чего вернулся в Украину. Мне нравится быть пастором, проводить богослужения, работать и общаться с людьми. Я благодарен за это Богу.

Филипп Демлинг
Корреспондент «Sonntagsblatt»