Елка (или ее вечнозеленый заменитель) – это уже традиционный символ зимних праздников. Однако, среди христиан-протестантов Украины и других бывших республик СССР, елка и дальше продолжает вызывать споры и дискуссии на счет ее символики.

Каких только странных историй и легенд не встретишь в дискуссиях о елку среди протестантов (и не только протестантов). Так, например, от “борцов с елками” можно услышать мифическую и “древнюю” историю о том, как друиды украшали внутренностями людей елки для своих, каких-то ритуалов. Протестантские “защитники елок” взамен часто рассказывают легендарную историю о том, как великий реформатор Мартин Лютер начал елочную традицию. Конечно, как часто бывает с легендами, мифами и просто фантазиями они мало имеют общего с реальностью.

Первая легенда, относительно друидов и их странных обычаев, вероятно, родилась среди людей не знакомых с религиоведением и древней историей, и дальше распространяется среди людей, не желающих думать критически, задавать вопросы и слепо доверяющим “духовным” экспертам. Цель появления такой легенды – это желание защитить свое понимание христианства от угрозы язычества. Борьба с язычеством – это отдельная и довольно объемная тема, поэтому оставим ее в покое.

Вторая легенда о великом Реформаторе Мартине Лютере и елке имеет несколько различных вариантов. Одни истории рассказывают, что идея с елкой пришла Лютеру в голову во время прогулки по Виттенбергу и созерцания звезд. Другие рассказывают о том, что вдохновение пришло во время прогулки по лесу. Елка же по этим легендами должна была напоминать Лютеру о невероятных чудесах сотворенных Богом. Подобные истории о великом Реформаторе Мартина Лютера можно частично воспринимать как попытки протестантов написать свои новые агиографические истории (жития святых). Скорее всего, этот процесс происходил (и происходит сегодня) бессознательно. Ведь создание культа святых отрицается протестантской теологией.

Возвращаясь к елке. Традиция украшения елки, наверное, длится еще с дохристианских времен и, возможно, встречалась в разных народах, хотя она не была распространенным явлением. В традиции христианского Запада эта традиция появляется еще до Мартина Лютера, то есть наверняка он не был ее основателем. Трудно также сказать, когда елка впервые была использована, как рождественское дерево.

Зато с уверенностью можно приписать протестантам и в частности Мартину Лютеру популяризацию традиции рождественской елки. Сам Мартин неоднократно призывал к использованию этой традиции в семейном кругу во время рождественских праздников. Поэтому и неудивительно, что елка загостила у немецких протестантов (лютеран). Впоследствии эта традиция становится массовой и в Католической церкви.

Рождественская елка на Востоке Европы

“Особая заслуга в распространении традиции устанавливать и украшать елки в Петербурге, а затем и по всей России принадлежала жене российского императора Николая I, прусской принцессе Шарлотте, крещенной в православии под именем Александры Федоровны. Именно она убедила своего мужа, что наряжать праздничное дерево ежегодно в канун Рождества – хорошая семейная традиция и образ российского монарха в глазах общественности от этого только выиграет.

Газета «Харьковские ведомости» в 1913 году дала такую ​​информацию: «В первый раз в Москве 96 лет назад, в 1817 г., в канун Рождества, по желанию супругов великого князя Николая Павловича и великой княгини Александры Федоровны засветилась в Николаевском дворце … немецкая Рождественская елка. »(Когда появилась в России елка? // Харьковские ведомости. – 29 декабря 1913).

А в 1819 году Николай Павлович по настоянию жены впервые поставил новогоднюю елку в Аничковом дворце.

Также при Александре Федоровне, в 1852 году на Екатерингофском железнодорожном вокзале поставили первую публичную елку. Вскоре устанавливать большие ели в общественных местах и ​​приглашать на праздник людей разных сословий стало хорошей петербургской традицией. Нарядные елки появлялись в Пассаже, Аничковом дворце и зале Дворянского собрания. Почти сразу общественные рождественские гуляния стали именоваться просто «елками». На них устраивали катальные горки, ярмарки, а детям из бедных семей раздавали подарки.

В Петербурге долгое время елки продавали только в немецких кондитерских. Рождественское дерево выставляли на продажу уже «одетым» в кондитерской «Доминик» на Невском проспекте, в кафе Генриха Пфейфера, который торговал вблизи Александринского театра. Елки были украшены китайскими фонариками, гирляндами, фигурками из шоколада, ароматными пряниками, засахаренными яблоками и позолоченными орехами.

С началом Первой мировой войны в России вспомнили, что елочные традиции пришли из Германии. Вот краткая заметка в газете «Московская копейка» того времени: «Петроградский училищный совет запретил во всех церковных школах устраивать елки, потому что обычай елок перенесен к нам от немцев». В 1916 году Синод также издал указ о запрете елок, признав их «немецкой затеей».

Советская Россия – СССР

Советская историография рассказывает о новогодней елке в школе в Сокольниках (1919 год) на которую приезжал В. Ульянов-Ленин. На эту тему художникам было дано соответствующее партийно-социальный заказ и выполняя его они создали десятки картин и рисунков. Историческая ценность их невысока, поскольку мемуарных рассказов о празднике не осталось, и художники фантазировали в меру своих способностей и требований парткомиссаров.

С 1926 года украшение елки уже считалось преступлением: ЦК ВКП (б) назвал обычай устанавливать так называемую рождественскую ель антисоветским.

В 1927 г. на XV съезде коммунистической партии Сталин заявил об ослаблении антирелигиозной работы среди населения. Началась антирелигиозная кампания. Вместе с Рождеством отменялась и елка, которая стала называться «поповским обычаем»: «Только тот, кто друг попов, ёлку праздновать готов». Журнал «Безбожник у станка» (№12, 1928) увидел особую опасность, которая исходила от елки; заметка «Прочность предрассудка» разоблачала всех, кто ставил елку, утверждая, что она не связана с религией, а является лишь дань традиции: «Рождественская ёлка – это фетиш. Выбросив иконы за окно, мы Прячем бога за ёлку. С этим позорным явлением необходимо кончать. Конечно, нет и быть не должно быть места ни ёлке, ни рождественским подаркам».

Партконференция 1929 изменила календарь, отменив «христианское» воскресенье: страна перешла на «шестидневку», запрещено было празднование Рождества.

Но в 1935 году, по предложению Павла Постышева, в СССР решили вернуться к празднованию елки, сделав ее не Рождественской, а новогодней .

В начале 1937 годуа Дед Мороз впервые появился на празднике елки вместе со Снегурочкой в ​​московском Доме Союзов. После этого популярность персонажей продолжала расти, и Дед Мороз и Снегурочка стали известными по всей стране. В 1954 впервые зажглись огни «главной елки СССР» – Кремлевской “.

Борьба с елкой и за елку

Парадоксально, что в то время, когда значительная часть протестантов на постсоветском пространстве “воюет” с елкой, протестанты США “воюют” за право ставить елку в публичных местах.

На самом деле это две совершенно разные истории. Борьба с елкой на постсоветском пространстве связана довольно часто с такими вещами, как:

1. Потребность иметь врага с которым могло бы бороться “истинное” христианство, и этим врагом становится достаточно часто “искусственное” язычество.

2. Потребность отгородиться от советского атеистического прошлого и его традиций. Здесь есть определенная логика, ведь новогодняя елка традиция в СССР фактически получила своеобразную религиозную традицию, несмотря на то, что тогдашняя страна исповедовала атеизм. В новогодней истории так же, как и в рождественской есть свои святые герои и символы: мужской персонаж Деда Мороза, раздающего всем подарки; женский персонаж Снегурочки, что ему помогает в этом; главный символ и в определенном смысле объект поклонения – елка.

3. Не понимание идеи реинтерпретации символов замещения. То есть, если елку, радугу или даже крест кто-то использовал в другой религии или идеологии, то они уже “нечистые” для “настоящих” христиан.

Борьба же за елку в США имеет совсем другую историю. Это борьба за христианскую идентичность, культуру и наследие США. Борьба с политкорректность., которая предписывает большинству отказаться от своей традиции для комфорта меньшинства. Это борьба, про которую написана уже не одна книга и лозунгом, которой даже стало пожелание “Счастливого Рождества Христова”.

При чем тут елка? Потому что в этой борьбе в, елка считается христианским религиозным символом. Так же, как это было в первые годы советской власти.

Вот такая странная история прекрасного вечнозеленого дерева.