Филипп Николаи (1556–1608) — немецкий лютеранский богослов, поэт и композитор. Он родился в городе Менгерингхаузене в княжестве Вальдек в семье Дитриха Николаи Раффленбёля, который был когда-то католическим священником, но в 1543 году перешел в лютеранство и позднее стал пастором. Отец горячо желал, чтобы его сыновья, включая Филиппа, также стали священнослужителями. Школьное образование Николаи получил в гимназиях Касселя, Хильдесхайма и Дортмунда. Затем Филипп отправился изучать богословие в университетах Виттенберга и Эрфурта. В Эрфуртском университете Николаи учился у Людвига Гельмбольда, который был не только профессором философии, но и известным поэтом и гимнографом, он ввел припев в протестантские песнопения. Видимо, именно Гельмбольд повлиял на будущего поэта

Филипп Николаи

Молодость Николаи совпала с появлением так называемой лютеранской ортодоксии. В 1580 году как итог ожесточенных споров внутри лютеранства была принята Книга Согласия, включавшая важнейшие лютеранские вероисповедные документы. В условиях острой конкуренции между лютеранством, кальвинизмом и католичеством многие богословы чувствовали, что необходимо твердо и последовательно аргументировать истинность своего понимания веры. Но была еще одна проблема: новые поколения протестантов постепенно утрачивали религиозный пыл основателей протестантизма и становились равнодушными к вере и ее вопросам. Лютеранские богословы и пасторы, озабоченные этим положением дел, стремились как можно точнее и яснее определить важнейшие христианские положения о спасении и освящении. Некоторые из них указывали на особую роль освящения, которое они понимали как череду постоянных прорывов к Богу, заставляющих заново почувствовать свою зависимость от Бога и свое спасение благодаря Его милости. Такое постоянное духовное напряжение было характерно для эпохи барокко, остро переживающей как свое глубокое несовершенство, так и удивительное милосердие Божье. Интересно, что сторонники ортодоксии зачастую не были суровыми, черствыми или ограниченными людьми, как могли бы о них подумать современные христиане. Многие из ортодоксов, кто писал серьезные тяжеловесные научные книги, при этом обладали живым чувством Бога и поэтическим даром.

В 1583 году Николаи был рукоположен и стал пастором в городе Хердекке. Однако вскоре в Вестфалии победила католическая Контрреформация. Николаи, как лютеранин, был изгнан из города испанскими наемниками. Некоторое время молодой пастор тайно служил проповедником в нелегальной лютеранской церкви в Кёльне, который в то время был католическим городом. В 1587 году Николаи переехал и стал пастором в Нидервильдунгене. В 1588 году на красноречивого богослова обратили внимание, и он стал служить проповедником при дворе графа Вильгельма Эрнста фон Вальдека в соседнем городе Альтвильдунгене.

Николаи продолжал развиваться и как ученый богослов — в 1594 году в Виттенберге он получил степень доктора богословия. Еще через два года Николаи стал пастором в городе Унне в Вестфалии.

В 1597–1598 годах в городе случилась эпидемия чумы. Николаи как пастору приходилось хоронить своих прихожан, в некоторые дни даже десятками. Неудивительно, что горожан, которым некуда было бежать, постигло глубокое уныние, и оно вступило в самую тяжелую фазу, когда сама эпидемия завершилась. У людей умерли многие близкие, город опустел, чума может вернуться в любой момент, жизнь хрупка — как жить, как действовать дальше? И в этой ситуации Филипп Николаи, бескомпромиссный полемист, споривший и с католиками, и с кальвинистами, решил, что необходимо отложить конфессиональные споры и поддержать свою паству.

Питер Брейгель “Триумф смерти”

В 1599 году во Франкфурте выходит в свет его книга молитвенных размышлений с названием, которое вполне соответствовало духу времени, «Радостное зерцало вечной жизни, или Тщательное описание славного бытия в вечной жизни вкупе со всеми его свойствами и состояниями, точно и явственно изложенное в соответствии со Словом Божьим. А также присовокупленные подробные свидетельства и разъяснения, что за краса и чудеса откроются в день оный избранным душам в небесном раю. Всем опечаленным христианам, которые в сей юдоли скорбей вынуждены переносить многообразные бедствия, изложенное ради блаженного и живого утешения». Обычно во времена бедствий в подобных сочинениях преобладал акцент на грехах людей и на необходимости покаяния, но Николаи смещает перспективу на славу небес, блаженство, пребывание с Богом и на радость Его присутствия, как бы тяжело ни было.

В приложении книги были напечатаны три песнопения Николаи, два из которых сделали автора одним из самых известных немецких гимнографов. Видимо, эти поэтические строки родились в разгар эпидемии чумы, когда Николаи переживал ее не только как священнослужитель, но и как поэт. Отметим, что поэтическое «проживание» чумы было не ново для протестантизма. Знаменитый гимн Реформации Ein feste Burg ist unser Gott («Господь — наш меч, оплот и щит»), по одной из версий, был написан Мартином Лютером после эпидемии чумы в Виттенберге; Ульрих Цвингли, переболевший этой болезнью, написал поэму «Песнь чумы», где выражал доверие Богу и полное принятие Его воли Итак, первым в приложении книги Николаи шло песнопение Wie schön leuchtet der Morgenstern («Как прекрасно сияет утренняя звезда»), прозванное впоследствии королем хорала. В этом гимне Николаи подражает поэтической образности Песни Песней, которая часто в христианской экзегезе трактуется как гимн любви Бога и Церкви, любви Бога и верующей души. В духе западной христианской поэзии витиеватым языком барокко он пишет о радости в единстве Христа и христианина: «О моя Жемчужина, драгоценный венец, Истинный Сын Бога и Марии, Высокородный Царь. Мое сердце называет Тебя лилией. Твое сладкое Евангелие — Чистые молоко и мед… Глубоко излей в мое сердце, О светлая яшма и (светлый) рубин, пламя Твоей любви. Возвесели меня, чтобы я оставался живым ребром Твоего тела». Второе песнопение, Wachet auff rufft uns die Stimme («Проснемся на зов»), названное королевой хорала, с отсылкой к притче о десяти девах, рассказывает о встрече Жениха: «“Пробуждайтесь!” — зовет нас голос стражей высоко-высоко на зубцах (башни). Пробуждайся, град иерусалимский. Полночью называется этот час. Они призывают нас звонкими голосами: “Где вы, мудрые девы? Вперед! Жених идет! Вставайте, берите светильники. Аллилуйя! Приготовьтесь К свадьбе. Вы должны отправиться навстречу Ему”». Интересно, что и в первом, и во втором песнопении Николаи помимо традиционной для немецкой христианской поэзии «любви Иисусовой» напрямую пишет о радости и ликовании. В первом песнопении: «Как же радуется мое сердце, Что мое сокровище — это Альфа и Омега, Начало и конец! Он ради славы Своей Примет меня в Свой рай. От этого я хлопаю в ладоши. Аминь, Аминь». В песнопении ликующий весело кричит от радости: «Да будет Тебе воспета слава Человеческими и ангельскими языками Прекрасными арфами и кимвалами. Врата из двенадцати жемчужин В Твоем граде. Мы сопричастны Ангелам у Твоего высокого престола. Ни одно око не видело, Ни одно ухо не слыхало такой радости. Мы веселимся об этом: “Йо, йо!”»  Позднее оба этих гимна были положены на музыку Иоганном Себастьяном Бахом

 В 1601 году Николаи стал старшим пастором церкви Cвятой Екатерины в Гамбурге, где и умер через семь лет. В некоторых лютеранских календарях день памяти Филиппа Николаи отмечается 26 октября вместе c днем памяти другого немецкого гимнографа Пауля Герхардта.

Церковь Святой Екатерины в Гамбурге

Оксана Зеленова

Источник: Журнал “Решение” №77